Образ Санкт-Петербурга в поэтических произведениях А.С. Пушкина

Через сто лет после основания российской столицы в литературу входит образ Петербурга. Мы знаем фантастический Петербург Гоголя, мистический Петербург Достоевского, но впервые разнообразный и ёмкий образ этого необычного города предстает в поэзии А.С. Пушкина.

Родившись в Москве, Пушкин большую часть жизни провел в Петербурге, в этом городе он учился, здесь его талант расцвел и был всенародно признан, здесь окончил он свой земной путь.

Впервые образ Петербурга появляется в пушкинской оде «Вольность» (1817). Пушкин включает в это стихотворение петербургские образы, которые разовьются в его творчестве, а некоторые останутся на века:

 

Глядит задумчивый певец
На грозно спящий средь тумана
Пустынный памятник тирана,
Забвенью брошенный дворец.

 

За это и некоторые другие стихотворения Пушкин был сослан из Петербурга, возвратился поэт через семь лет уже в другую столицу, с иным укладом. И в маленькой альбомной миниатюре «Город пышный...» он фиксирует главную черту Петербурга – его двойственность, контраст пышной официальности столицы и ее обратной стороны, связанной с индивидуальным восприятием города:

 

Город пышный, город бедный,

Дух неволи, стройный вид,

Свод небес зелено-бледный,

Скука, холод и гранит...

 

В строгом и стройном городе ютятся его жители, во власти холода и скуки, отчужденности и неуютности, физической и духовной. Этот образ Петербурга придется по вкусу последующим эпохам, он войдет и в прозу XIX века, и в поэзию века Серебряного.

 

Петербург во всем его многообразии представлен в стихотворном романе «Евгения Онегин» (1823 – 1831). Названный В.Г. Белинским «энциклопедией русской жизни», роман показывает в первую очередь разностороннюю жизнь Петербурга начала XIX века. Это город декабристский, высокодуховный, ожидающий перемен, в нем царит атмосфера приподнятости и пережитой когда-то поэтом «вольности святой».

В Петербурге начинается и заканчивается повествование, образ лодки, плывущей по Неве, рождает итальянские ассоциации и оправдывает метафорическое название столицы – «Северная Венеция»:

 

Лишь лодка, веслами махая,
Плыла по дремлющей реке:
И нас пленяли вдалеке
Рожок и песня удалая.

 

Первая глава «Евгения Онегина» написана Пушкиным в Кишеневе, то есть это не что иное, как воспоминания поэта о Петербурге, его былые впечатления о столице.

По сути, в романе два Петербурга: «онегинский» и авторский, собственно пушкинский. Первый – светский, с балами, суетой, с весьма однообразной жизнью столичного дворянина, которому нужно владеть французским, «легко мазурку танцевать и кланяться непринужденно»:

 

"Проснется за полдень, и снова

До утра жизнь его готова,

Однообразна и пестра.

И завтра то же, что вчера."

 

Говоря об Онегине, Пушкин рассказывает о петербургской жизни дворянина, начиная с детства, с прогулок по Летнему саду с гувернером, до его превращения в «денди» – светского франта, разъезжающего по театрам, ресторанам и званым вечерам. Для Онегина Петербург – не столько русский город, сколько европейский, ориентированный на западную традицию. Онегин не видит того Петербурга, который нравится автору:

 

Что ж мой Онегин? Полусонный

В постелю с бала едет он:

А Петербург неугомонный

Уж барабаном пробужден.

 

Описания онегинского Петербурга плавно сменяются авторским: город пробуждается не колокольным звоном, но барабаном – так Пушкин подчеркивает военный статус столицы. Легкая ирония в описании обыденной жизни Петербурга сочетается с любовью к его мелочам и деталям:

 

"Встает купец, идет разносчик,

На биржу тянется извозчик,

С кувшином охтенка спешит..."

 

Так входит в русскую литературу мотив «разного Петербурга».

Необычный и в то же время целостный образ Петербурга появляется в поэме Пушкина «Медный всадник» (1833), произведении, подарившем городу символ, известный сейчас во всем мире.

В поэме звучит гимн величию Петербурга:

 

Красуйся, град Петров, и стой

Неколебимо как Россия...

 

и выражено личное восхищение городом:

 

Люблю тебя, Петра творенье,
Люблю твой строгий, стройный вид, 
Невы державное теченье, 
Береговой ее гранит, 
Твоих оград узор чугунный, 
Твоих задумчивых ночей 
Прозрачный сумрак, блеск безлунный...
 

Многие фразы и словосочетания о городе были настолько точны, что стали крылатыми выражениями – «окно в Европу», «Адмиралтейская игла» да и само название, ведь памятников Петру I по России очень много, но Медный всадник – один. Авторское отношение к городу видно и в поиске его обозначений: «Град Петров», «Петра творенье», «Петроград». Петербург показывается в различное время года, дня, яркими штрихами рисуются центральные его части и предместья. Бытие города в поэме становится неотделимым от жизни государства и своего основателя – Петра I, перед читателем разворачиваются исторические картины становления Петербурга и показывается мощь императора-преобразователя. Вынеся в заглавие поэмы его имя, Пушкин рассказывает о трагической судьбе обычного горожанина, маленького человека, которому довелось испытать ужас петербургского наводнения, и тут тема двойственности Петербурга, его парадной красоты, оборачивающейся гибелью для главного героя, раскрывается во всем объеме. Маленький человек грозит нависшим над ним копытам, но стихия, будто ведомая медным всадником, оказывается сильнее. Так поэма о скачущей по Петербургу скульптуре положила начало мистическому восприятию памятника. Этот мотив продолжили романы Достоевского и многочисленные стихи о Петербурге поэтов Серебряного века.

Таким образом, в поэзии Пушкина представлен разнообразный Петербург – реальный город с его улицами и реками, неоднозначный с точки зрения истории и жизни обывателя, символ России и мистическое пространство, помпезная столица и просто любимое место. Поэтический Петербург Пушкина – это целый мир, с его образом северной столицы считались все, кто впоследствии обращался к художественному осмыслению этого города.