Место и роль образа автора в романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин»

Роман в стихах «Евгений Онегин» – это вершина творчества А.С. Пушкина, его «нерукотворный памятник» и лучшее произведение русской словесности. Несмотря на незавершенность, этот роман стал «магическим кристаллом», отражающим русскую действительность начала XIX века. Сам автор называл его «собраньем пестрых глав» и результатом «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет». Критик В.Г. Белинский, определив шедевр как «энциклопедию русской жизни», заметил также важную роль авторского начала в романе, ставшем, по его словам, «самым задушевным произведением Пушкина».

Действительно, авторское начало в романе настолько сильно, что невозможно точно определить, кто главный герой – Онегин или повествователь. Автор присутствует везде: его ироничные наблюдения за жизнью Онегина в деревне и столицах, его описания балов и театров, Петербурга и Москвы, рассуждения о жизни и чувствах героев создают целостный образ, который можно назвать центральным. А из многочисленных лирических отступлений мы узнаем об авторе так же много, как и об Онегине, которого Пушкин называет «добрый мой приятель» и с которым себя сравнивает:

 

Мне нравились его черты,
Неподражаемая странность
И резкий охлаждённый ум.
Я был озлоблен, он угрюм;
Страстей игру мы знали оба,
Томила жизнь обоих нас,
В обоих сердцах жар угас...

 

С Онегиным связаны многие авторские суждения и оценки. Например, рассуждая о дворянском образовании и воспитании Онегина, автор с иронией делает вывод: 


    Мы все учились понемногу 
    Чему-нибудь и как-нибудь, 
    Так воспитаньем, слава богу, 
    У нас немудрено блеснуть. 
 

Так автор становится участником событий, персонажем своего романа, действующем лицом. Хорошо знакомый с Онегиным, он хранит письмо «милой» Татьяны, сочувствует «бедному» Ленскому, называет этих героев «моими». Представляя современную жизнь во всем ее многообразии, автор упоминает реальных лиц: Дельвиг, Чаадаев, Вяземский. И сравнивает Онегина с персонажами известных произведений:

 

…Он возвратился и попал,
Как Чацкий, с корабля на бал.

 

Подчеркивая близость к изображаемой в романе среде, к своим героям, автор часто перебивает свое повествование замечаниями о собственных впечатлениях и сожалениях:

 

Во дни веселий и желаний
Я был от балов без ума..
Увы, на разные забавы
Я много жизни погубил!

 

Разочарование Онегина в светской жизни и его тяга к уединению также близки автору:

 

Условий света свергнув бремя, 
С ним подружился я в то время.

 

Возможно, их дружба основывалась на отрицании пустой жизни светского общества:


Кто жил и мыслил, тот не может
В душе не презирать людей...

 

Тем не менее, говоря о своей схожести с героем, вышедшим из той же дворянской среды и получившим типичное для того времени и круга образование, автор устанавливает границу между ним и собой, подчеркивает различия во взглядах на жизнь:

 

Всегда я рад заметить разность

Между Онегиным и мной.

 

По мере развития сюжета этих различий становится все больше. Если для Онегина балы – это обязанность и необходимость, то для повествователя это радости молодости, общения с друзьями, увлечений барышнями. Особенно ярко различие персонажей показано в отношении к театру: сначала автор дает свое представление «волшебного края», восхищаясь его драматургами и актерами, а потом, после авторских дифирамбов, входит опоздавший Онегин, пробирающийся меж рядов «по ногам», осматривающий сначала ложи и ярусы, а уж

....потом на сцену
В большом рассеянье взглянул,
Отворотился – и зевнул.

Если Онегин не может отличить ямба от хорея, то для автора поэзия не только профессиональная деятельность, но сама жизнь.

Самая существенная «разность» между героями видна в отношении к чувствам, точнее, к любви. Для Онегина ее не существует, автор же глубоко и сильно любил раньше и не утратил эту способность, он готов страдать, разочаровываться и снова верить в светлые чувства: 
    Я помню море пред грозою: 
    Как я завидовал волнам, 
    Бегущим бурной чередою 
    С любовью лечь к ее ногам! 
    Как я желал тогда с волнами 
    Коснуться милых ног устами! 

Наконец, в авторе есть то, что отсутствует у Онегина, – жизнелюбие и оптимизм:

 

Люблю я бешеную младость, 
И тесноту, и блеск, и радость...


 

Так формируется образ автора – человека образованного, с аналитическим складом ума, остроумного и обаятельного, проницательного и наблюдательного. Прекрасный психолог, автор хорошо разбирается в людях, его суждения и оценки очень тонки и метки, они воспринимаются читателем с большим доверием, их объективность не вызывает сомнений.

Поскольку автор знает гораздо больше своих героев, он позволяет себе комментировать их мысли и чувства. Например, он не уверен в искренности чувств Ольги к Ленскому и в двух строках высказывает свои сомнения в этом:

 

Он был любим... по крайней мере,

Так думал он, и был счастлив...
 

Итак, в «Евгении Онегине» образ автора проходит сквозь весь роман, его оценка сопровождает развитие действия, характеры героев, описания жизни столиц и провинции. Автор в романе – это не фиксирующий события наблюдатель, а еще один центральный (пожалуй, главный среди всех) персонаж с критическим отношением к действительности. Образ повествователя и близок Онегину, и противостоит ему, автор выше всех героев, ибо представляет их не только как конкретных людей, но и понимает их значимость как социальных типов, осознает не только «несовершенство мира», но и несовершенство самих онегиных.